РефератПротивостояние Казахского и Джунгарского ханств во второй половине ХVII века

Во второй половине ХVII века в Казахском ханстве произошли важные изменения. Шел процесс этнической консолидации народа, укрепление государственности, укреплялись взаимоотношения с соседними народами и государствами. В Казахском ханстве прошли реформы. Они касались различных сторон жизни Казахского ханства. Этнотерритория каждого народа - продукт длительного процесса. На ней передаются традиции и навыки в хозяйственной, экономической, культурной и политической жизни. И, естественно, всякая территория этноса подвижна, ибо она является исторической категорией. Историк А. Сабырханов правильно указывает, что в ХVІ-ХVП вв. углубились и усилилась интеграция казахской народности. И прошедшие изменения в жизни общества - хозяйственное развитие, войны - сказались на территории казахов. Казахская народность консолидировалась на сложном перекрестке азиатского континента, и простым этот вопрос не мог быть.
Во второй половине ХVІ в. к казахам присоединились алчин, канглы и в 1625 г. найманы. И только конраты влились в основную массу казахов в середине ХVIII в., оторвавшись от Бухары.
И только к началу ХVIII в. территория Казахского ханства расширилась с одной стороны к реке Эмбе, а с другой - к среднему течению р.Иртыша. В Казахское ханство с ХV в. входили рода алчин, аргын, кереи, кыпчаки, джалаиры. Приблизительной границей Казахского ханства в конце ХVII в. были на востоке, северо-востоке - озеро Балхаш и линия верхнего течения р.Иртыш, на юге - среднее течение р.Сыр-Дарьи, водораздел между верхним и средним течением реки Чу и Талас на северо-востоке реки Кара-Тугай и Сары-Су. И в северо-восточном углу основная масса не кочевала далее возвышенности Улутау. Эти данные исходят из карты Джунгарского ханства составленной в конце ХVП в.
Нужно привести и замечание И.Я. Златкина о том, что джунгары в первой половине и середине ХVП в. заселяли территорию «ограниченную на западе линией озера Зайсан - город Кашгар, на востоке - западными склонами Алтайских гор, на юге - их кочевья не доходили до Турфана, Баркуля и Хами. Северные джунгарские рубежи не заходили за линию южных границ владений казахов, киргизов и других народностей, кочевавших в верховьях Иртыша и Енисея». Сохранилось свидетельство о том, что в конце ХVП в. в Казахском ханстве было 32 города. Однако не следует думать, что на значительной территории ханства проживало этнически однородное население. Значительными анклавами были разбросаны джунгары. Казахи тоже проживали в пределах Джунгарского ханства.
О смешанном населении северо-восточного Казахстана писали разные авторы. Так в материалах экспедиции Ф.Щербины указано: «Народные предания относят заселение и оседание казахских родов на территории Павлодарского уезда к ХVП в. До этого Павлодарские, Каркаралинские, Акмолинские и Северо-Казахстанские равнины служили местами летних кочевок для основных племен Среднего жуза. Их зимовки, по описанию Рузбехана, находились на Сыр-Дарье, в горах Каратау». Относительно территорий позже вошедших в Петропавловский уезд, указывается: «Частая смена населения и его неустойчивость зависела от того, что западная часть Петропавловского уезда служила одной из дорог, по которой происходило передвижение калмыков. Восточная часть уезда, загороженная с юга Кокчетавскими горами, с востока маловодными степями и лесами Омского уезда, а с запада - р.Иртыш, была свободна от калмыцких нашествий».
По этому поводу сохранилось и другое свидетельство второй половины ХVП в. Ю. Крижанич, побывавший в Западной Сибири, свидетельствовал: «Калмыки черные из своей земли ходят, а тунгалы и киргизы тем же местом от себя ходят к ним калмыкам».
Известно, что в конце ХVП века казахи рода Джабагайлы Младшей Орды появились в районе Каркаралинских и Кентских гор. Все эти данные только подтверждают мысль о совместном проживании казахов и джунгар в Северо-Восточном Казахстане. Это, конечно, сказывалось на внутренней структуре казахского общества. Юрист О.И. Леонтович писал, что казахи «никогда не отличались такими ойратскими (союзными) стремлениями, как монголы, доселе разбиваются на разрозненные орды, составлявшиеся нередко из самых разношерстных племенных элементов».
Важно отметить, что по среднему Прииртышью и Камышлову джунгары мирно соседствовали с насельниками бывшего Сибирского ханства. Исследователь В.Н. Витевский писал о джунгарах, что они «были постоянными союзниками детей и внуков Кучума».
Во второй половине XV в. и вплоть до 1723 года столицей Казахского ханства называли город Туркестан. Во власти казахских ханств находился и Ташкент.
Во внутриполитической жизни Казахского ханства происходили различные изменения. Они были вызваны рядом факторов. Тоска по единству народа, по сильной исторической личности, способной подняться над внутренними распрями, способной не только возвыситься над всеми, но всеми повелевать, которой сопутствовали бы постоянная власть и успех в государственных делах, были одним из блуждающих мотивов в казахских этнических преданиях.
Во второй половине ХVП в. выдвигается фигура хана Тауке. Внутренняя политика Тауке-хана оказала важное влияние на ход борьбы с джунгарскими тайшами. Реформаторская деятельность хана Тауке в значительной мере диктовалась именно внешнеполитическим фактором.
Однако можно назвать ряд факторов, способствовавших росту Казахского ханства. Прежде всего укрепилась верховная власть. После 1652 г. в Казахском ханстве быстро поднимался авторитет молодого Тауке, сына хана Джангира. Он укреплял свою власть через степную аристократию - биев, батыров, султанов, родоправителей. Бии не принадлежали к чингизидам, но они составляли значительное и влиятельное сословие. Упорядочилась деятельность бийских советов. Советы биев проводились в ставках Тауке: в Битобе около г.Туркестана, Мортобе около г.Сайрама и Культобе на берегу Ангрена. Значение совета было поднято на значительную высоту. Одновременно укрепляя власть биев, Тауке укреплял и свою власть. Приблизить к себе выдающихся биев Толе-бия (Старший жуз), Казыбек-бия (Средний жуз) и Айтеке-бия (Младший жуз). При помощи биев и батыров ему удалось провозгласить себя ханом. Их силы были направлены на преодоление разобщенности и на объединение казахского народа против джунгарских посягательств. Однако происходило это длительный период и не всегда имело открытый характер.
В исторической и юридической науках традиционно с именем Тауке-хана связывается большая законотворческая деятельность. При нем в Казахском ханстве был принят свод законов «Жеты Жаргы». Безусловно, что этот свод законов был принят не только в силу внутреннего развития казахского общества, но и в силу внешнеполитических факторов, в частности, в силу борьбы с джунгарской агрессией.
Сохранилось два варианта записи свода законов «Жеты Жаргы», сделанные в начале ХІХ в. Один вариант в записи Я. Гавердовского, другой - в записи А.И. Левшина. «Законы требуют, чтобы сам хан и все султаны, старейшины и родоправители собирались осенью в одно место, в середине степи, для рассуждения о делах народных». По поводу формирования «Жеты-Жарты» юрист О.И. Леонтович отмечал: «В виду долговременной зависимости киргизов от монголов, есть все основания думать, что киргизские законы не могли остаться без сильных монгольских влияний. Несомненные следы таких влияний, в особенности со стороны древних монгольских уставов (до ХVІ в., т.е. до эпохи образования самостоятельных киргизских ханств, подтверждается заметным сходством киргизских законов с древним монгольским правом. Такие институты киргизского уложения, как кровная месть, или самосуд (так называемая «баранта»), позволяют сближать это уложение не с ойратским уставом 1640 г., но еще с «великой ясой Чингиса».

Один из исследователей истории казахов Р.Г. Игнатьев писал: «Тявка всю жизнь провел в такой же войне, наследовав ее после отца. Эта борьба ослабила киргиз, несмотря на личные качества хана Тявки, великого героя и законодателя, по преданиям киргиз».
Казахское ханство во второй половине ХVII века окрепло за счет внутренней консолидации и ряда преобразований. Во главе его выдвинулся авторитетный деятель хан Тауке. Вторая половина ХVП в. представляет собой своеобразный период в казахско-джунгарских отношениях. В середине ХVП в. противник казахов предстает в виде более сильного и организованного государства. При джунгарском правителе Сенге (1653-1670) между казахами и джунгарами военные действия особенно не разрастались. Это объяснялось тем, что Джунгарскому ханству в это время пришлось урегулировать отношения также с маньчжурскими правителями, пришедшими к власти в Китае в 1644 г. Позже в 90-х гг. ХVП в. Джунгария оказывала сопротивление вторгшимся на ее территорию маньчжурам. Важнейшее значение для судеб ойратского государства имело в эти годы налаживание мирных отношений с Китаем и Россией. Постепенно складывался сложный узел взаимоотношений казахов с Джунгарским ханством, каракалпаками, калмыками, Россией и Китаем.
В 1655 г. послы калмыцкого Шукур-Дайчина с низовьев Волги приняли подданство России. По этому поводу востоковед В.В. Григорьев писал: «Как мало действительного значения имело это подданство видно из того, что Шукур-Дайчин и его преемник несколько раз после того входили в новые с русским правительством договоры, не платили ему ни копеечки, а напротив с него брали дань в виде постоянного «жалования», продолжали считать себя по прежнему членами ойратского союза, находились в постоянных сношениях с Джунгарией, татарами и даже Китаем, вступали в управление народом без царского на то утверждения, принимали к себе новых выселенцев из Джунгарии или отпускали туда обратно целые тысячи народа без ведома и согласия Москвы. А в 1712 году, хан Аюка, уже с ведома и согласия нашего правительства, принимал у себя посла к нему от китайского императора, когда ни одного еще китайского посольства не удостоились видеть в столице своей сами цари русские».
В 1654 и 1655 гг. джунгары совершали успешные нападения на русские селения. Московский царь вынужден был послать значительные войска. Русские отряды «преодолели калмыков и многих перерубили». Тогда же в 1655 г. была взята первая шертная запись калмыков. По различным предпосылкам шло укрепление Джунгарского ханства. Подтверждением этому служат различные джунгарские археологические памятники в самых различных регионах Казахстана.
Как показывают различные косвенные данные, джунгары от Тарбагатая до верховьев Камышлова, Ишима и Тобола чувствовали себя уверенно, содержали свои аулы и даже в случае смерти значительных зайсанов не возили покойников к предгорьям Алтая, а хоронили на вновь занятых и в некоторой степени обжитых ими местах. Так, В Нуринской волости Каркаралинского уезда по реке Нуре у гор Айлы расположена группа курганов. Один из них выделяется своими размерами, редкой величиной по сравнению с другими. У окрестных казахов долго держалось поверье, что здесь похоронен знатный калмык. Причем, захоронение сделано было по преданию со множеством богатых вещей. Общая стоимость положенного в захоронение была больше стоимости 40.000 лошадей. Даже если согласиться, что в этом предании события гиперболизированы, то основная мысль остается верной - во многих местах Северо-Восточного, Центрального и Северного Казахстана разбросаны надмогильные сооружения джунгар ХVП - первой половины ХVШ века. С большей уверенностью можно утверждать, что большинство их относится к периоду борьбы казахского народа против джунгарского нашествия.
Одним из таких городищ-укреплений был комплекс Аблай кит. Сохранились и сведения уточняющие время создания монастыря-крепости. Посол русского царя Федор Иванович Байков в 1654 г. гостил у джунгарского хана Аблая. Находился он в резиденции хана четыре зимних месяца и застал окончание постройки крепости. Причем Ф.И.Байков прямо указывал, что крепость-монастырь была построена джунгарским ханом Аблаем. По мнению исследователей памятник «служил либо стратегическим целям его обитателей, либо являлся местом религиозного культа». О том, что это буддийский памятник А.И. Чеканинский приводит многочисленные данные. Строительство таких дорогостоящих архитектурных сооружений было показателем мощи Джунгарской империи. Захватив Северо-Восточный Казахстан и частично Семиречье джунчарские владельцы чувствовали себя уверенно. Тем более что идентификация по религиозному признаку для них же считалась решающим фактором.
Известным памятником буддийского джунгарского происхождения являются развалины Семи палат под Семипалатинском. Известно, что в 1616 г. они уже стояли. Более раннее их происхождение никто из исследователей не называет. Это предположение выдвинул К.Миллер. Однако точно известно, что в ходе междоусобной борьбы среди джунгар между 1660-1670 гг. эти сооружения были разорены. Постройки были сделаны из камня и глины. Толщина стен около двух футов, большая часть строения имела квадратную и прямоугольную формы.

ВложениеРазмер
Protivostoyanie_KZ_i_Dzhungar.rar29.09 КБ
Тип работы: 
Тема реферата: 
Язык реферата, дипломной или курсовой работы: 

Добавить комментарий